Мышь_полевая
Создание чокнутое, но порой забавное.
Не знаю, чего вдруг меня стукнуло - сейчас будет целый пост бреда.

Вчера вечером, обнаружив, что за два года мои дети напрочь забыли Пушкина, снова стали читать на ночь его сказки. Ну и да, первой была "Сказка о мёртвой царевне", которую я в своё время вообще знала наизусть, сейчас местами подзабыла... Однако именно вчера, читая её на ночь детям, я вдруг взглянула на всю эту историю под совершенно другим углом - и была ошарашена.
Что это такое? Повзрослела? Увидела то, что скрывалось между строк? Или просто буйное воображение действующего фанфикера повело не в те дебри? Наверное, всё же последнее, не буду себе льстить.

Так вот, чтобы лучше передать эту точку зрения, представим фанфик с таким сюжетом.

Будущая царица - не юная, скажем, лет 20-22 (по тем временам почти старуха уже), но очень красивая, выходит замуж за вдовствующего царя. Тот овдовел ровно год назад, от первой жены осталась дочка, крошечный младенец.
Придя в новый дом дворец и постепенно вникая в здешний уклад, а также знакомясь с окружающими, царица узнаёт историю появления девочки на свет. Буду женщиной практичной и неглупой, она складывает дважды два:

Царь с царицею простился,
В путь-дорогу снарядился,
И царица у окна
Села ждать его одна.
[...]
Девять месяцев проходит,
С поля глаз она не сводит.
Вот в сочельник в самый, в ночь
Бог дает царице дочь.


"Стоп!" - говорит себе царица. Она родила ребёнка лишь через девять месяцев после отъезда царя? Никак не раньше? Получается, ребёнок был зачат непосредственно в ночь перед отъездом? Или... сразу после? А точно ли царица села у окна ждать мужа, а не воспользовалась его отъездом, чтобы погулять на стороне?

Однако никаких доказательств ни у кого нет, так что оставим эту линию в покое. До поры до времени.

Итак, девочка растёт, хорошеет день ото дня. И, разумеется, пользуется безмерной любовью окружающих. Её балуют нещадно - а как же, "бедная сиротка"! И лишь одна царица понимает, к чему может привести такое поведение. Девочка, подрастая, тоже быстро смекает справедливость пословицы "ласковый телёнок двух маток сосёт" - и пользуется ею направо и налево. Ей не подарили новую пони? Она тихо и горестно плачет в углу, отказываясь вкушать клубничное пирожное, и у родителя сердце разрывается от горя. Пони всё-таки подарен - и счастью ребёнка нет предела! Она целует отца, она звонко смеётся... Ну как такой ласковой девочке в чём-либо отказать?

Белолица, черноброва,
Нраву кроткого такого.


Ещё бы не кроткого! Вполне себе расчётливая девица, знает, когда и кому надо строить глазки!
Когда царица пытается сделать замечание, что, мол, нельзя до такой степени баловать царевну, на неё взъедаются все окружающие: "Вот, не родная мать, сразу видно! Мачеха злая! Дитя - сиротинушка горькая!" - Ну, в общем, вы поняли.

Царица, конечно, понимает, что тут ей ситуацию не переломить, и терпит. Много лет терпит, осмелюсь заметить, и красота девочки здесь вовсе ни при чём - уже лет с 14-ти можно заметить, что царевна будет красавицей, прозрение в этом вопросе не могло наступить в одну секунду от слов "волшебного зеркала".

Дело бы можно было исправить, роди царица нового наследника - однако своих детей у неё почему-то нет. Кто из них бесплоден - она или царь? А если царь, то... возвращаемся к вопросу № 1.

И вот наступает апофеоз - царевна достигает нужного возраста, и на горизонте появляется королевич Елисей. Что за королевич, откуда взялся - шут его знает, таких "королевичей" по Европе стада мотаются. Однако царевна на него явно положила глаз, дальше по тексту - сваты, приданое...

Стоп! Приданое!!! Царь явно сходит с ума:

А приданое готово:
Семь торговых городов
Да сто сорок теремов.


Семь торговых городов?! Не каких-нибудь Усть-Зажопинсков, а торговых городов? Сто сорок теремов?! Царь-батюшка, да в своём ли ты уме, отдавать непонятному Елисею со своей дочерью чуть ли не полстраны?! Казна же опустеет к чертям собачьим!
Царица - единственный сохранивший разум человек в этом бардаке, - схватившись за голову, понимает: настала пора действовать. Уговоры и попытки вразумить царя, естественно, ни к чему не приводят. Царевна папашу обрабатывает с уже давно выработанным профессионализмом: кроткие глаза и умоляющий вид - наше всё.

Выход один: надо устранять царевну. Не убивать, нет, зачем! Просто спрятать её куда-нибудь в надёжное место, пока Елисею не надоест её искать и он не свалит искать счастья где-нибудь ещё.

Царица договаривается со своей сенной девушкой Чернавкой, чтобы та отвела принцессу к семи богатырям - это бывшая личная гвардия самой царицы, ныне живут на границе и помышляют охотой. Богатыри обязаны присматривать за царевной, чтобы та не сбежала, и стеречь её от неприятностей.

Однако Елисей, поняв, что от него уплывает такой куш (простите, господа, но 7 городов и 140 теремов на пороге не валяются), бросается на поиски девушки. Царица, видя его упорство, понимает, что дело пахнет керосином, и решается на более кардинальные меры.
Она идёт к знахарке и берёт у неё зелье, вызывающее глубокий летаргический сон. С помощью богатырей царевну опаивают этим зельем, аккуратно упаковывают в хрустальный гробик и отвозят в пещеру. Пусть полежит пока здесь. Даже если Елисей её и разыщет - что ж, девица умерла, ты опоздал, проваливай, женишок.

Увы, план трещит по швам из-за недобросовестности знахарки. Зелье действует меньше положенного срока, и царевна приходит в себя как раз в тот момент, когда Елисей дарит ей "прощальный" поцелуй.
Триумфальное возвращение пары во дворец, царицу от случившегося хватает банальный инфаркт, в связи с чем на неё посмертно навешивают кучу ярлыков: "завидовала красоте", "пыталась отравить", "колдовала"... Чернавка, видя такое дело, пугается наказания - и сразу плетёт кучу небылиц о волшебном зеркале, о полученных от царицы приказах убить царевну... В общем, всеобщее посмертное поругание.

Дальше свадьба и естественное последствие оной: развал государства. Хеппи-енд?

@темы: Творчество